stolcom (stolcom) wrote,
stolcom
stolcom

Categories:

Страсти по Освенциму

2010_07_NNIMG_422

В Польше начинаются торжества по поводу 70-летия освобождения Освенцима, а в Европе продолжают обсуждать скандальное заявление главы внешнеполитического ведомства Польши Гжегожи Схетына, что концлагерь на самом деле освобождали не советские солдаты, но украинцы.

По поводу слов польского министра высказались, кажется, уже все, включая и российский МИД,  который устами директора департамента информации и печати МИДа Марии Захаровой предложила расширить этот «этнический» принцип на все остальные сферы международных отношений. То есть теперь поляки будут отвечать за Феликса Эдмундовича Дзержинского и все преступные действия ВЧК, а грузины – за Сталина: «Теперь все вопросы за советский тоталитаризм, репрессии, ГУЛаг нужно адресовать Тбилиси». Откликнулись и польские медиа. Например, как пишет издание Dziennik, если в Украинском фронте воевали одни украинцы, то, получается, в составе 1-го Белорусского фронта сражались одни белорусы? (При этом каждому поляку с детства известно, что в составе 1-го Белорусского фронта воевала 1-я Армия Войска Польского.)

В ответ польская дипломатия устами посла Польши в России  Катажины Пэлчинска-Налэнч извинилась за высказывания своего начальства и призвала «избегать ненужных, увеличивающих эмоции споров».  То есть официально признала позицию своего начальства «спорной». В переводе с дипломатического языка это означает: «Охота же вам всякий вздор обсуждать!..»

И такое отношение польских дипломатов  к своему начальству неслучайно.  Дело в том, что пан Гжегож Схетына не является ни историком, ни дипломатом. Когда-то давно он окончил философско-исторический факультет Вроцлавского университета – известную в ПНР «кузницу кадров» для польской компартии  и польского КГБ. Но потом в стране случилась революция «Солидарности», и пан Схетына, выбросив диплом,  пошел в бизнес, став основателем сети коммерческих радиостанций Radio Eska  и владельцем одного из старейших в Польше баскетбольных клубов Śląsk Wrocław. В конце 90-х Схетына пошел в политику, быстро добился заметных успехов – буквально за несколько лет он прошел путь от депутата райсовета до депутата Сейма Польши, а затем становится «теневым кардиналом» в партии «Гражданская платформа» Дональда Туска – нынешнего председателя Европейского совета.

2007 год – звездный час пана Схетыны: он занимает одновременно посты министра внутренних дел и вице-премьера в правительстве Дональда Туска. Возможно, у кого-то из читателей и могут возникнуть вопросы относительно профессиональной квалификации пана Схетыны, но это в России принято считать, что министр должен быть профессионалом своего дела, ну, или хотя бы в самых общих чертах представлять себе, как работает та отрасль, за которую он отвечает. В Европе же все иначе. Здесь кабинет министров формируется по итогам парламентских выборов из представителей партийных элит, поэтому министры в Евросоюзе за редчайшими исключениями выполняют сугубо представительские функции, а все важные решения и документы принимаются в бюрократических недрах министерств. Поэтому любой баскетболист или ди-джей вполне могут стать министрами хоть внутренних, хоть и внешних дел – ход работы государственного механизма определяют вовсе не «говорящие головы», но профессиональные бюрократы.

То есть на самом деле пан Схетына является «техническим» министром – его назначение на пост главы МИДа стало следствием назначения его покровителя Дональда Туска на пост формального председателя Евросоюза. Уже в этом году срок полномочий пана Туска подойдет к концу, и пан Схетына покинет кабинет в МИДе, поэтому польские дипломаты и призывают своих коллег не замечать исторического конфуза пана Схетыны.

Впрочем, усилия дипломатов пропали даром во многом благодаря самому министру Схетыне, который сделал вид, что он будто бы не понимает, что именно возмутило  россиян. Через несколько дней в эфире польского телевидения пан Схетына продолжил изыскания, оправдывая свою точку зрения тем, что первым советским солдатом, вошедшим в концлагерь, был этнический украинец: «Первый танк, который разбивал ворота Аушвица, вел украинец Игорь Гаврилович Побирченко».
Интересно, что в советской историографии право «первого солдата, вошедшего в Освенцим», принадлежало совсем другому человеку – майору Анатолию Шапиро, командиру штурмового  батальона 106-го стрелкового корпуса. Кстати, Анатолий Павлович Шапиро тоже украинец – после войны он жил в Запорожье, восстанавливал Днепрогэс.  В 1992 году он эмигрировал в США, получив американское гражданство, а в 2006 тогдашний президент Украины Виктор Ющенко посмертно присвоил Анатолию Шапиро звание «Герой Украины» – именно как «Освободителю Освенцима», освободившему свыше 500 узников концлагеря.

Шапиро
Почему пан Схетына «забыл» про майора Анатолия Шапиро, сказать сложно, хотя наверняка можно сделать предположение, что ответ кроется в неподходящей национальности Героя Украины. Ведь тогда, следуя логике министра, концлагерь освободили израильские солдаты. И придется отдавать почести Армии обороны Израиля.
Однако, и названный польским министром Игорь Гаврилович Побирченко – человек в Украине известный.  Профессор права, академик, почетный Председатель Международного коммерческого арбитражного суда и Морской арбитражной комиссии при Торгово-промышленной палате Украины, Заслуженный деятель науки и техники Украины. Кавалер десятков военных орденов и медалей. Председатель совета ветеранов 1448-го самоходно-артиллерийского полка 9-й пластунской стрелковой Краснодарской Краснознамённой ордена Красной Звезды дивизии 60-й армии 1-го Украинского фронта. Три года назад он скончался, но в своих прижизненных интервью Игорь Гаврилович, ушедший в 1941 году добровольцем на фронт, никогда не утверждал, что именно один в одиночку взял Освенцим. Думаю, Игорь Гаврилович от души плюнул бы в лицо тем, кто воспользовался его именем для принижения роли его однополчан других национальностей.
Кроме того, разве штурм Освенцима в ходе Висло-Одерской операции напоминала спортивные состязания: кто быстрее достигнет ворот?

Да и вообще, о каких воротах речь?!

Это только в голливудских кино в Цитадели Зла в Мордоре есть только единственные неприступные Ворота, а вот реальная «фабрика смерти Аушвиц» состояла из 40 связанных между собой концентрационных лагерей, занимавших площадь в несколько сотен гектаров. Большая часть узников жила в лагере Аушвиц-2, состоявшим из 12 мини-лагерей, обнесенных заборами из колючей проволоки, а в каждом лагере стояло по 32 деревянных барака, вмещавших по 500–600 узников.

И брали эту «фабрику смерти» не отдельные танкисты, а войска 106-го стрелкового корпуса и 115-го стрелкового корпусов 59-й и 60-й армий 1-го Украинского фронта под командованием Маршала Советского Союза И. С. Конева во взаимодействии с войсками 38-й армии 4-го Украинского фронта под командованием генерал-полковника И. Е. Петрова. И штурмовали концлагерь, взяв его в кольцо, с двух направлений, а в ходе боев за Аушвиц по разным источникам отдали свои жизни от 234 до 350 советских солдат и офицеров.

Сегодня для потомков сохранили в виде музея останки только двух лагерей: Аушвиц-2 и Аушвиц-1 – часть административных бараков, железнодорожную станцию и знаменитые ворота с чугунной надписью «Arbeit macht frei» – «Труд освобождает».

100 дивизия
Именно эти ворота брали штурмом солдаты 100-й Львовской стрелковой дивизии под командованием генерал-майора Федора Красавина, входящей в состав 106-го стрелкового корпуса 1-го Украинского фронта.  История названия дивизии имеет свою интригу. Дело в том, что 100-я дивизия была  сформирована в марте 1942 года в Вологодской области. Основным контингентом личного состава были уроженцы Архангельской, Вологодской и Воронежской областей. На Воронежский фронт дивизия прибыла в середине июля 1942 года,  первое боевое крещение – освобождение Воронежа от немцев, захват Шиловского и Чижовского плацдармов, где каждый квадратный сантиметр земли полит русской солдатской кровью.

Потом 100-ю дивизию перебросили дальше на запад. За операцию по освобождению Львова в июле 1944 года дивизия удостоена почетного наименование «Львовская» – причем в ходе боев за Львов (операция «Буря») наши солдаты воевали  рука об руку с польскими солдатами  Армии Крайовой. Потом, правда, политика Сталина в отношении польских патриотов поменялась, и большая часть бойцов АК отправилась в Сибирь, но вот бойцы 100-й Львовской дивизии в этих трагических и кровавых событиях никакого участиях не принимали, отправившись в том же 1945 году из Польши в Чехословакию. Уверен, что многие из бойцов Львовской дивизии  воспринимали поляков как настоящих кровных братьев по оружию, им бы и в голову не могло прийти, что дети и внуки польских солдат постараются забыть эти страницы военной истории.


памятник 100 дивизии
памятник 100 дивизии_3
Полвека назад, в 1965 году, в городе Стрый Львовской области был установлен памятник погибшим  бойцам 100-й Львовской стрелковой дивизии.  В прошлом году этот памятник  по настоянию украинских националистов был снесен – уж очень советские герои-освободители мозолили глаза новым «героям» Украины, фашистским прихвостням из УПА. Власти Вологодской области просили мэрию Львова передать им памятник – для переноса его в центр Вологды, но украинские националисты ответили отказом – процесс уничтожения памятников и самой памяти о советских солдатах стал священным ритуалом для формирования нового «национального самосознания».

Владимир ТИХОМИРОВ
Tags: Освенцим, Статья, Тень
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments